Таллин в стиле модерн

No Comment

ХХ век — время, когда в архитектуре вдруг возродился интерес к прошлому и возникли неостили: неоготика, необарокко, неоклассицизм. Они существовали бок о бок с новыми тогда модерном, ар-деко и функционализмом, и очень часто происходило смешение стилей.

1

 

Выйдем за пределы Старого города и исследуем Таллин XX века — не спеша, обращая внимание на детали и любуясь фасадами, выполненными в самых разнообразных архитектурных стилях, — и вспомним заодно об исторических событиях этой бурной эпохи.

Начнем с исхоженной во всех направлениях улицы Пикк и доходного дома с аптекой (№ 23–25). Это один из самых «нарядных» домов Таллина. Местный архитектор Жак Розенбаум продемонстрировал в этом проекте 1909 года целый парад стилей: маньеризм, «шикарный модерн», а на самом деле это — поздняя эклектика. Посмотрите на крышу! Кто этот господин с лорнетом? Наверное, бургомистр — а зачем еще и черный кот?..

Ровно через дорогу (ул. Пикк, 18) и ровно через год (1910) тот же архитектор построил один из самых экстравагантных образцов эпохи — дом «У дракона». Его узкий фасад изнемогает под украшениями эклектического свойства: наверху — египетские головы, пониже — лягушки, женские фигуры и, наконец, драконы. По иронии судьбы автор этих красивейших домов в 1920-е годы уехал в Германию, записался в фашисты еще до их победы и накануне войны проектировал здания для концлагерей.

Чуть дальше по улице Пикк увидим образец стиля модерн — Никольскую часовню (1909). При Советах часовня успела побыть телефонной будкой, ей, впрочем, повезло — другие православные часовни в Таллине были снесены еще в 1922 году.

Покинув пределы крепостной стены через ворота в конце улицы Рюйтли, попадем в Кесклинн (в дословном переводе «центр города») — молодой и оживленный район Таллина с небоскребами и колоритной архитектурой первой половины ХХ века. В 1913 году состоялся конкурс на составление генерального плана Таллина. Первая премия была присуждена финскому архитектору Эрику Сааринену, его план был богат на фантазии и предвосхищения. Таллин из провинциального города с деревянными предместьями должен был превратиться в метрополис с широкими площадями и строго иерархической сетью улиц. Из-за войны план не был претворен в жизнь, однако многие идеи Сааринена впоследствии были использованы.

Выходим на площадь Тынисмяги (Антониева горка), она знаменита событиями не столь давними. С 1947 года на ней располагался небезызвестный ныне Бронзовый солдат, в 1994-м городские власти решили реконструировать его как памятник жертвам всей Второй мировой и обнесли забором, тут же разнеслись слухи, что монумент хотят снести, митинги 9 мая около него с каждым годом делались все крупнее и агрессивнее. В 2006-м случился инцидент с эстонским флагом, который топтали русские молодчики, на радость словившим сенсацию журналистам, и две «Бронзовые ночи», когда Таллин охватили беспорядки и погромы. Еще на этой площади есть Национальная библиотека Эстонии (1985—1993) — интересный проект с галереями, ущельями и прогулочными крышами. Материал, из которого возведено здание, характерен для многих построек города — это серый известняк, из него складывали в эстонских деревнях небольшие кузницы. Здесь же находится памятник поэтессе Марии Ундер, которую уважал и переводил на русский язык Игорь Северянин, поэт Серебряного века, эмигрировавший в Таллин из Петербурга.

На углу Пярнуского шоссе и улицы Роозикрантси (они образуют треугольник) стоит клинкерный дом, возведенный в 1935 году по проекту Роберта Натуса, — признанный архитектурный шедевр Эстонии. Фасад здания облицован специально обработанным кирпичом — клинкером, поэтому стиль получил название «немецкий кирпичный экспрессионизм», а вообще-то, это чистейшее ар-деко.

Идем дальше по Роозикрантси. Обратите внимание на дом с деревянными балконами — типичный рижский югендстиль. А во дворах спрятана резиденция мэра Таллина — постройка в стиле функционализм. Таллинский функционализм — особое явление в архитектуре, но оставим это специалистам.

Улица выводит нас к самому красивому кварталу Кесклинна — нечетной стороне площади Свободы. Характерный ансамбль межвоенной Эстонии — три дома, построенные в совершенно разных стилях: отель Scandic Palace (1937, архитектор Элмар Лохк), Русский театр Эстонии (здание построено в 1926-м, до 1948 года — кинотеатр «Глория») и здание таллинской мэрии (1932, архитектор Роберт Натус). На противоположной стороне площади Свободы — Дом искусств (1933, архитекторы Эдгар-Йохан Куузик, Антон Соанс), это наиболее стилистически чистый пример функционализма, но в 1960 году к нему был достроен верхний этаж. Дом № 10 — бывшее здание страховой компании EEKS-MAJA (1936, архитектор Элмар Лохк), в прошлом на первом этаже располагалось популярное кафе «Москва».

Площадь Свободы (эст. Vabaduse väljak) переименовывали пять раз. Изначально названная привычно по-русски Сенная, в 1910 году площадь стала Петровской. В ее центре установили памятник Петру I, его открытие было приурочено к 200-летию со дня победы Российской империи в Северной войне, в результате которой территория нынешней Эстонии отошла к России. Однако после установления Первой Эстонской Республики монумент был демонтирован, и в 1923 году площадь стала называться Vabaduse Plats (Свободы). Недолгое время, в период немецкой оккупации, она носила имя Адольфа Гитлера. Очередное переименование произошло в 1948 году — она стала площадью Победы. В 1989 году ей было возвращено прежнее имя — площадь Свободы. Короче, вечное «фратерните и эгалите»: работа по сносу и изготовлению новых памятников.

Проследуем по Пярнускому шоссе, в начале которого стоят «первые эстонские небоскребы», дизайн их фасадов лично одобрил президент Эстонии Константин Пяст. В так называемую эру тишины администрация регулировала девелопмент в столице в основном с помощью строительного законодательства. Минуем белый дом Сааринена — здание банка (1913) и выходим к монументальному, похожему на замок зданию Немецкого театра, возведенному по проекту известных петербургских архитекторов Николая Васильева и Алексея Бубыря, прославившихся постройками в стиле северного модерна. Сейчас это Эстонский драматический театр. Стиль здания часто определяют как национальный романтизм. На фасадах — скульптурные элементы, напоминающие скульптурные вставки дома Братства черноголовых (1531, 1597 — фасад), стилистика которого характерна для нидерландского маньеризма (вот вам цитата совершенно из другой эпохи). Рядом другой театр — оперный, и он принципиально отличается от Немецкого. В здании Эстонского музыкального общества предполагалось разместить театр, концертный зал, казино и ресторан, конкурс на его проект в 1908 году выиграли архитекторы Элиель Сааринен и Виви Лённ. Этому зданию не повезло: оно горело в результате бомбардировок в марте 1944 года, подверглось восстановлению с надстройками и изменением деталей и лишилось первоначального облика в стиле модерн в пользу сталинского неоклассицизма, интерьеры были также утрачены.

Время после Второй мировой войны, когда Эстония была советской республикой, бесплодно в архитектурном отношении. Таллин, как и все города СССР, застраивался безликими типовыми зданиями. После обретения независимости в начале 1990-х в центре Таллина было возведено много высотных офисных и коммерческих зданий с сияющими стеклянными фасадами, как правило не вписанных в историческое окружение. Но существует пример крайне удачного девелопмента — это квартал Ротерманна на одноименной улице, в двух шагах от площади Виру: вы легко его узнаете по трем башням со стеклянными фасадами над старым зданием мастерской. Остзейский купец Кристиан Абрахам Ротерманн купил этот участок в 1829 году и сначала держал тут свои склады, затем — магазин, а потом организовал лесопилку, спиртзавод, шерстопрядильню. Последний раз промзона расширялась в 1910-х годах, а остановили производство в 1970-х — квартал планировалось снести. Заброшенные здания пугали прохожих еще полтора десятилетия, а в 2000-е квартал Ротерманна стал первым в Таллине проектом комплексного девелопмента, отличающимся высоким качеством и оригинальностью дизайнерских решений. К историческому наследию (многие здания находились под охраной как памятники промышленной архитектуры) отнеслись бережно, а к пространству застройки — рационально: здесь есть место всему — магазинам, кафе, хостелу, детским площадкам, бизнес-центру.

Кстати, совсем рядом находится Эстонский музей архитектуры (Ahtri, 2), который занимает старый соляной склад Ротерманна, — это один из замечательных примеров промышленной архитектуры. Экспонаты музея — макеты, эскизы, фотоархив, документы — более подробно, чем эта статья, расскажут об эстонской архитектуре от ХХ века до наших дней.

Таллинские архитекторы

Большинство таллинских архитекторов начала XX века были прибалтийскими немцами, получившими образование либо в Рижском политехникуме, либо в петербургских Институте гражданских инженеров и Академии художеств, а иногда и в Германии.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Комментарии: